Опять открываю Визбора

С чего все началась. В принципе все случайно, смотрел сегодня очень древний фильм, но в связи с уничтожением кинопоиска  даже не могу на него ссылку дать, фильм оказался на самом деле очень хорошим скорее всего позже что нибудь про него напишу. Но суть в другом. В нем звучала одна песня но так отрывком, а захотелось ее послушать, и оказалось, что это опять Визбор, а я по чему то ее не знал, или забыл,  одним словом, она мне не отложилась, но в этот раз я ее заметил)))

Опять пришлось перетрясти всего Визбора, которого я хотя и не плохо знаю, но все так же люблю, и опять этот человек удивил меня. Просмотрев кучу информации о нем о его песнях, хотя ее и не много я не знал, что у него есть песня посвященная Высоцкому. Правда то что песня письмо и называется  Письмо Высоцкому, я никогда не читал названий, ну крайне редко. Песню часто называют по первым строкам, а у них не редко бывают и свои названия.

Конечно Визбор в этих стиха был опять гениален, все правда, все просто и все красиво. Кто только не посвящал стихов и песен Высоцкому, но Визбор был действительно прекрасен

Вот так и получилось, из одного вытекает второе,  дальше третье и так далее, у меня как то так и получается ходить в лабиринте по какой то нити, которую намотал кто —  то для меня, но не я, что бы я вышел из лабиринта в который попал по воле случая. Хотелось бы так же кому то быть полезным в таких блужданиях.

Да, а о той песне которую я искал я потом напишу, а в этот раз Письмо Высоцкому

Пишу тебе, Володя, с Садового кольца,
Где с неба льют раздробленные воды.
Все в мире ожидает законного конца,
И только не кончается погода.

А впрочем, бесконечны наветы и вранье,
И те, кому не выдал бог таланта,
Лишь в этом утверждают присутствие свое,
Пытаясь обкусать ступни гигантам.

Да черта ли в них проку! О чем-нибудь другом…
«Вот мельница—она уж развалилась…»
На Кудринской недавно такой ударил гром,
Что вся ГАИ тайком перекрестилась.

Все те же разговоры—почем и что иметь.
Из моды вышли «М» по кличке «Бони».
Теперь никто не хочет хотя бы умереть,
Лишь для того, чтоб вышел первый сборник.

Мы здесь поодиночке смотрелись в небеса,
Мы скоро соберемся воедино,
И наши в общем хоре сольются голоса,
И Млечный Путь задует в наши спины.

А где же наши беды? Остались мелюзгой
И слава, и вельможный гнев кого-то…
Откроет печку Гоголь чугунной кочергой,
И свет огня блеснет в пенсне Фагота…

Пока хватает силы смеяться над бедой,
Беспечней мы, чем в праздник эскимосы.
Как говорил однажды датчанин молодой:
Была, мол, не была — а там посмотрим.

Все так же мир прекрасен, как рыженький пацан,
Все так же, извини, прекрасны розы.
Привет тебе, Володя, с Садового кольца,
Где льют дожди, похожие на слезы.