Утро

утро

Не пойму, почему так грустно сегодня?

Может от того, что утро началось со встречи двух интересных персонажей?

День, как обычно перед работой — ничего нового, ничего хорошего, ничего ожидаемого — работа люди суета усталость . Но выйдя из подъезда, встретил двух бродяжек. Двух Гаврошей бедняжек городских окраин. Старший мальчик лет тринадцати с искривлёнными ногами и позвоночником и девочку лет восьми. Он шел и рассказывал ей что-то веселое, глаза его горели чем-то детским, но для шести утра не совсем привычным для меня, пробирающегося на нелюбимую работу. Она шла рядом с небольшим пустым розовым рюкзачком за спиной, но не смеялась. Скромная тихая улыбка на лице и грустные-грустные голубые глаза. Короткие светлые волосы у нее торчали вихрами, как у невыспавшегося ежика, но это был не милый ежик, потягивающийся в мягкой листве, а ребенок, жизнь которого только началась, а он уже столкнулся с жестокостью мира.

Настороженный взгляд и в тоже время цепко видящий и оценивающий обстановку вокруг, где можно что-то взять или от кого придется бежать. Добра они не понимают, а опасность видят во всем, даже в простой встреченной улыбке. Судя по тому, что они шли рано утром и довольно бодро, они выспалась и шли не в центр города, где собираются профессиональные нищие, а шли наоборот из города. Не знаю, брат это и сестра или просто друзья — не знаю. Когда-то я встречался с подобным явлением, но я тоже был молод и не знал, что такое любовь и жалость. Жалость- это, может быть и не то чувство, но мы можем умилиться котенком и наплевать на детей. Не говорю о старика и инвалидах, а просто о детях из неблагополучных семей или просто без семей. С ними трудно. С ними очень трудно. Гаврош и Оливер были идеализированы писателями, благородство есть ли в таких детях или нет — не знаю. Детская легкость — может быть, а вот, что будет дальше?

Хочется тоже романтизировать их жизнь , их любовь. Хочется им дать , то, чего им не дал мир и написать не просто жизненный роман, а хочется, что бы о них появилась новая сказка и обязательно со счастлив концом.

Гридасова Юлия — Нежность уже в привычке

Теребить ворот города — нежность уже в привычке.
Поправлять его, мерить, ощупать дно…
А в прокуренной старенькой электричке
Мальчуган спит. с собакой у самых ног.

И трещит она окнами, будто лопнет.
Будто стонет «дайте мне только сил».
А мальчишку пес охраняет, словно
Его об этом кто-нибудь попросил.

И хмельной кондуктор, войдя с перрона,
Подойдет к ребенку за просто так:
Собачонка рявкнет — и полвагона
Обернется сразу на этот знак.

Рукавом парниша потрет глазенки,
Пес мордашку слегка лизнет…
Ей бы имя дать, той собачонке.
Мальчик — больше!- любовь дает.

Он прошелся рукой по холке,
Благодарно он чмокнул в нос..
Знаешь, в электричке, на этой полке —
Друга два. мальчуган и пес.