О книгах

О книгах

Я не люблю толстые книги — я их боюсь, точнее не сами книги, a их авторов. Когда я вижу книгу тяжелее трёх килограмм и ещё не один её том, a несколько, я понимаю — автора несло, его было просто не удержать. И дело не в его фантазии, a в том, что владело им в тот момент, когда ему в руки попала клавиатура.  
B прежние времена докомпьютерные длинные романы позволяли себе писать единицы, типа Толстого и это видимо от безделья и скуки, ну нечем было заняться без света и телевизора. Большинство из прежних писателей писали повести и романы, но не в четырёх томах, а гораздо меньше. Ночью они экономили на свечах, а днём на бумаге и чернилах и потому передавали самое главное, самую суть, не распространяясь на целые главы на иностранном языке и описание к делу, не относящейся чуши. Тот же Дюма, книги которого переполнены событиями, хотя часто и большие, толстые не заставляют скучать и мучиться. Нет в ни детального описания стола и как граф, например Монте-Кристо, ходил на рынок и торговался там из-за каждого пучка редиски.


Но в наше время авторов не остановить ничем. Компьютеры дают возможность печатать столько, сколько хочешь и самое страшное, что на всякую вещь есть свой читатель, но это уже дело вкуса — здесь ничего не поделать. Я не могу считать себя человеком со вкусом, потому что читаю то, что мне нравится и несколько лет назад научился закрывать неинтересную книгу, хотя прежде скапливался десяток недочитанных книг. Потом заставляешь себя их дочитывать, как бы это не было мучительно больно.
Лишь Джоан Роулинг призналась, что писала в кафе, чтоб экономить электричество. Какая она умница, человек нашел свою тему и посвятил себя ей и, если понять, что книга предназначалась для детей, то претензий к автору никаких. Тем более я и сам ее обожаю.
Так вот, о чем вся эта предыстория. Да, собственно не о чем. Потому что, как раз про большие книжки я и не хотел писать. Просто сказал о своем отношении к ним. И все. Есть другие книги, спец. формата, которыми забито, как мне кажется, все на свете. Я его называю туалетным, хотя и это слово в своих рассказах я избегаю вставлять. Ну зачем? Хотя, а куда деваться? Если есть такой формат, который и выглядит так, будто говорит сам за себя — «после прочтения уничтожить.» Купился я как-то недавно на подобную штуку, ну захотелось мне прочитать, ну очень известного автора, о чем она пишет и т.д. Две недели мучений и, прочтенные мною сто страниц, показали мне, что это не то что не мой жанр, а вообще апокалипсис. Я раньше думал, что есть другие специальные книги, которые нужно читать только вместо замены смертной казни. Что бы человек тупел, терял здоровье и в итоге выцарапал себе глаза, что бы его просто расстреляли. И вот я на это нарвался. Муки мои я описывать не буду — это ад, а там как известно плач и скрежет зубов. И все же я для себя принял решение прочитать оставшиеся двести страниц через лист, через десять, для того, что бы понять — для чего все это было нужно? Ну, как я и предполагал, ни для чего. Одним словом, дурят людей и говорят им — «тупейте, читайте такие книги, смотрите фильмы похожие на эти книги, слушайте новости и все будет хорошо.» Есть один рассказ Рея Нельсона называется «Восемь часов утра», где один человек не поддался гипнозу и пытался помочь людям понять, что землей распоряжаются уже не люди, а кто-то другой.


Сейчас увидел я, когда появился первый абзац этой заметочки 24.10.2015 и я удивился — три года лежит начало, а заканчивать не хотелось, а теперь, наверное просто накопилось то, что хочется договорить.
Начну с того, что на работе мне попалась книжка в твердом переплете, в хорошем правильном формате и я взялся ее читать. Сотня страниц пролетела незаметно. Мне уже пора было идти домой, но очень хочется узнать, что там дальше будет. Хотел оставить книгу на работе , но вспомнил, как мой напарник, начав читать так же на работе один роман, уехал домой, а книгу оставил на службе и уже ночью мучаясь, от того, что дурак не взял книгу с собой — поехал из района в 4 ночи на работу, что бы взять книгу и дочитать, а путь это неблизкий. Ну так и помятуя его опыт, я решил книгу взять с собой. Сначала положил в рюкзак. Подумал, что ведь я и в маршрутке могу ее читать. Засунув книжку за пояс, побрел на остановку и на остановке, встав под свет фонаря, читал ее пока снежинки падали на странички — видимо тоже читали. В маршрутке тоже читал, домой бежал скорее и, не переодеваясь, продолжал чтение. Скажу главное — книга вся из штампов. Ничего нового, ничего необычного. Всего несколько интересных фраз и совсем мало диалогов. Но в этой книге столько души, что словами не передать. Когда оставалось страниц двадцать до конца , мне стали звонить друзья и знакомые, по иронии судьбы ведь все знают когда это можно лучше делать. Зря я видимо их к этому приручил. Кипя от нетерпения, я все же всем ответил и со всеми поговорил, а затем, дочитав книгу в полпервого ночи, послал маме смску — «Книга офигенная, окончилась так как я и хотел.» Все! На этом можно было бы и закончить, но нет, меня все еще переполняет злость за ту книгу, которая мучила меня две недели. Я, ругая себя за потерянное время, приговаривал — «ну не дурак ли, ну зачем, ну почему ты берешь в руки то, что просто хочешь узнать, что там, а не то, что на самом деле хочешь прочесть. Ведь у тебя восьмитомник любимого Чехова лежит не початый, а ты тратишь время на всякую фигню. И еще много всякого могу наговорить про книги, их любителей, но уж больно большая заметка получилась, пора заканчивать.


И как эпилог.
Почему пишутся книги и пьесы? Почему там хочется сделать все идеально?
Потому что в жизни совсем ничего не бывает идеально.


Хотя , что я об этом знаю…