Официально безработный.

котенок молитсяТеперь я официально безработный.

Ощущения, новые, но не приятные. Ты понимаешь, что тебя поимели и даже не так как тебе нравится. Праздник жизни кончился и начинаются муки рождения, при чем без фазы удовольствия от зачатия. От выстрела в голову было бы легче, может быть не лучше, но то что легче это точно. В тебе борются бес и ангел. Ангел вдохновляет надеждой, что тебя теперь ждет что-то лучшее. Бес советует, чем бы навредить тому, кто тебя вышвырнул на улицу. Борьба между этими двумя чувствами сильная, и чем эта битва окончится неизвестно.
Но теперь ты свободен, правда эту песню хочется петь, когда у тебя есть деньги, есть на что насвистюриться, и есть чем напитать свое бренное тело. А пока ты только ходишь из стороны строну по дому и думаешь, думаешь, но мысли какие-то светлые и легкие что от них ничего хорошего не остается. День становится длинным-длинным. Ты не знаешь, чем себя занять, и все же на что-то надеешься.
Да. Тебе еще должны вернуть трудовую. Но когда ее вернут неизвестно, ведь тебя заставили написать заявление по собственному желанию, а не просто сократили в связи с закрытием предприятия. Просишь начальство, ну сократите, направьте на биржу, он говорят, если мы тебе напишем такое, то нам придется тебе платить зарплату за три месяца дать тебе направление на биржу, а мы тебя не сокращаем, мы тебе предлагаем просто перейти на другое наше предприятие, в Нижнем Тагиле. Родина наша необъятная, что этот Тагил находится где-то далеко ты знаешь точно, но на карте ты его не найдешь, и все равно из интереса задаешь вопрос, а как туда добираться. Тебе отвечают. Что это совсем не далеко в пределах родины и относительно дальности расстояний каких-то полторы тыщи километров. Буквально сутки езды и ты там. А если топить на машине со скоростью сто пятьдесят, то всего часов десять.
Ты радуешься, что о тебе позаботились, и дают тебе возможность работать, за те же десять тысяч рублей и на самом деле не далеко. И какие они милые и заботливые люди, что даже рассчитали сколько тебе нужно будет добираться до работы. Вот только почему-то тебя это не устраивает. Видимо ты слишком привередливый пряник, раз не хочешь соглашаться на это уникальное предложение.
Как-то на глазах у меня был пример. Я ехал на поезде в Москву на романтическое свидание, и этим же поездом в одном вагоне со мной ехал мужчина, видимо отставной военный, но не генерал, а что-то вроде коммандос, но только наш, отечественный. У него был такой большой армейский вещевой мешок, он держался с прямой спиной, такой гордый и отважный хрен, что впечатлительные женщины впечатлялись бы непременно. Мы с ним вели краткую, беседу потому как я был занят писаниной, а он я так и не понял, чем, видимо, там просто мозга не было и потому лицо его было не проницаемым, и книжек он ни читал. Я просто поинтересовался куда и зачем он едет, на что он кратко ответил. Что едет, в Москву и будет работать в какой-то охранной конторе. Все, вопрос снят, ответы я получил, и все. Когда мы выходили из поезда мы попрощались пожелали друг другу удачи, и я помчался на свидание, а он за маршировал по своим делам. И через месяц я по случаю попал на наш местный вокзал, как раз к приходу поезда из Москвы и первым кого выцепил мой взгляд из толпы был изможденный, уставший, худой мужчина. Щетина, согбенность, спины, и почти пустой армейский мешок. С трудом я в нем узнал того человека, с которым ехал в столицу месяц назад. Вот что может сделать с человеком поиск работ в другом городе
Не знаю может быть с работой у него не поучилось, может быть он ел свои одежду, но факт на лицо. Его путешествие успехом не увенчалось.
И я представил себя как же я буду возвращаться из Тагила, когда буду туда ездить. По этой причине мне пришлось отказаться, от любезного предложения прежнего руководства.
Ну что , как говорил Никулин, будем искать.

Начало

Продолжение